Пятница, 14.12.2018, 05:30Главная | Регистрация | Вход

Наш опрос

Оцените мой сайт
Всего ответов: 213

Статистика


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Форма входа

Поиск

Календарь

«  Декабрь 2018  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31
Потомок дворянского рода

Потомок дворянского рода презентует в Липецке свою новую книгу

Потомок древнего дворянского рода Михаил Стахович написал новую книгу, которую намерен презентовать 15 апреля в Липецке. Мероприятие, на которое приглашаются поклонники таланта Стаховича, начнется в Центральной городской библиотеке (улица Космонавтов 15/3) в 13.00, сообщила LRNews методист-маркетолог Галина Бурмистрова.

Книга издана на немецком и русском языках (тиражом 1000 и 700 экземпляров соответственно). Свет книга увидела с помощью издательской группы «Инфол».

В презентации, на которой издание можно будет приобрести, примут участие ученые ЕГУ имени Бунина, ЛГПУ, Института экономики и права, липецкого филиала НГУ, представители областного краеведческого общества, областных писательских организаций, представители старинных русских родов, журналисты, менеджеры книготорговых организаций.

Вниманию присутствующих будет представлена фотовыставка с материалами из личных архивов Стаховичей и краеведов. Особое внимание будет уделено известному поэту и драматургу, фольклористу и этнографу М.А. Стаховичу, чей 190-летний юбилей был недавно отмечен.

«Это книга не о том, как все думают. Я переселился в Россию 4 года назад из Австрии и все думают, что я буду писать о моих впечатлениях о современной России – рассказал LRNews Михаил Стахович - В последнее время я много и часто формулирую свои мысли на русском языке. То, что я написал – это собрание моих размышлений о жизни. Отсюда и название - «Жизнь как я ее понимаю». Содержание – отчасти афоризмы, отчасти определения философских и жизненных категорий. Они разделены на 15 разных тем – религия, воспитание, искусство, правда, общество и прочее. Если кто-то из молодого поколения найдет что-то новое для себя в моих размышления, мои чаяния будут исполнены».

Мысли и афоризмы 89-летнего Стаховича – предмет пристального внимания для всех,
интересующихся историей. В удивительной судьбе этого человека и его рода переплелись мириады событий разных эпох.

Он родился в 1921 году в Италии. Его родители бежали из охваченной революционным огнем России. Позже Стаховичи перебрались в Австрию, где получили гражданство. В 1939 году молодой аристократ был призван в армию гитлеровской Германии. Служил связистом во Франции. Из-за знания русского языка в 1941 году был отправлен на Восточный фронт. Май 1945 года унтер-офицер Стахович встретил в Австрии.
После войны профессионально занимался теннисом, неоднократный чемпион Австрии и США. Карьеру закончил, находясь в десятке лучших теннисистов мира.
В 2005 году переехал в Россию и обосновался в райцентре Становое – недалеко от родового имения Стаховичей в села Пальна-Михайловка.

УНТЕР-ОФИЦЕР ВЕРМАХТА

«Все мои русские друзья просят не рассказывать о моей службе в немецкой армии во время войны, они думают, что я немецкий фашист. Они не понимают, что моих родителей выгнали из России 90 лет тому назад. Всех оставшихся в России Стаховичей, кроме одной моей тети убили через несколько лет после событий 1917 года. Я рад, что моим родителям удалось бежать. Это не моя вина, что я оказался на стороне Германии. Мои родители случайно оказались в Австрии, я случайно родился в Италии. Потом Гитлер аннексировал Австрию и мы стали немцами. Я был призван в армию в 1939 году.
Мой дядя, младший брат моей матери приехал из Африки, из Конго, в Германию, чтобы воевать против Советского Союза, но не против России. Его, слава Богу, не приняли в армию. Другие мужчины из рода Стаховичей, что смогли уехать в Америку и Францию, они воевали против Гитлера. То есть война расколола наш род» - рассказывает Михаил Михайлович.

После завершения боевых действий во Франции Стаховича послали в школу военных переводчиков, затем в Финляндию. Он служил за 350 километров к северу от Полярного круга, на безлюдной территории. Там юный аристократ был в дальней разведке – сидел и старался расшифровывать радиограммы, какие немецкие связисты получали от советской линии. Потом его послали в ближнюю разведку - подслушивать разговоры советских войск. То, что слышал на русском языке, записывал и отправлял в тыл.

«В Финляндии фронт находится так близко, что я слышал как поют мои соотечественники. Там я стал русским патриотом. В Финляндии каждые полтора-два месяца меня отзывали в тыл для обучения. В нашей роте связистов на кухне работали русские военнопленные. Узнав об этом, я пошел к ним. Только один из них был грамотным. Узнав это, я стал читать им Тургенева, Толстого. Они это очень любили и спрашивали, когда я к ним еще приду. Об этом узнал мой командир и спросил: унтер-офицер Стахович куда вы исчезаете каждый вечер ? Я честно ответил, что иду к русским военнопленным, чтобы читать им русскую литературу. Мне удалось убедить командира том, что я делаю правильно. И это один из 40 или 50 подобных эпизодов, которые я себе позволял во время войны. Я танцевал перед немецкими офицерами русские казачьи танцы, пел русские народные песни. И ни разу не был наказан. Что было бы со мной, если бы я ходил дружить с немецкими военнопленными находясь в Красной Армии ? Думаю, меня бы расстреляли сразу» - делится воспоминаниями Стахович.

Осенью 1944 года его отправили в военную академию для прохождения офицерских курсов. Будущий офицер вермахта умудрился зачитать аудитории в 85 человек доклад о том, что история и культура России и Украины тесно взаимосвязаны. Это резко противоречило гитлеровской теории о том, что они ничего общего между собой не имеют.

«И тогда меня вызвал к себе начальник академии, полковник и спросил – верно ли вы то, что вы читали доклад ? Я ответил ему: если я закончу академию, я стану немецким офицером, а немецкие офицеры всегда должны быть правдивы. Полковник не сказал мне ни единого слова, только подмигнул. Я понял, что он тоже против Гитлера, как и многие офицеры. Никакого наказания не последовало, более того, меня послали на два дня в увольнение. Я был самым большим русским патриотом и делал вещи, за которые меня могли разжаловать. И все немцы это как-то понимали. Думаю, мне повезло, что я не встретил национал-социалиста. Поэтому для меня оскорбление, когда про меня думают, что я фашист. Во время прямого эфира на одной из телекомпаний какой-то анонимный зритель заявил мне, что я должен опасаться жить в России, потому что я немецкий фашист. Я ответил ему: да что вы говорите, тогда я должен сказать что вы русский фашист ? Зритель бросил трубку. Меня уже четыре раза вызывали в суд за то, что я в одной из своей публикаций сравнил Гитлера с Лениным. Пенсионер из Задонского района счел, что я порочу память Ленина и подал на меня в суд. Аргументы у него были странные. В суде он сказал мне: мой отец на войне потерял два пальца, а дядя – ногу. Как вы могли сравнить Гитлера и Ленина ? Я ответил ему: мой дедушка не потерял двух пальцев. Его убили. А его брата – повесили. Почему я не могу поставить на одну доску Гитлера и Ленина ? Все они думают, что я не могу быть русским патриотом. Когда я был в Москве на телешоу – отвратительное, кстати, мероприятие – знаете, все аплодируют по команде, когда кто-то что-то говорит. Так вот, какая-то дама из Госдумы заявила мне тогда: я не верю что вы русский патриот. Если бы вы приехали в Москву, то я бы поверила. А вы приехали в ваше бывшее родное имение, а это значит, что вы что-то хотите. Я ответил: вы не можете быть патриотом. Потому что не понимаете, что если бы я приехал в Москву, я жил бы гораздо лучше, чем живу сейчас в провинции» - говорит аристократ.

РОДОВОЕ ИМЕНИЕ

Дом отца, деда и прадеда Стаховича сейчас принадлежит государству как памятник истории и культуры регионального значения. Недавно Михаилу Михайловичу разрешили сделать в нем музей Стаховичей. Основу экспозиции составят предметы школьного музея Пальна-Михайловки.

«Я тронут тем, как в школе Пальна-Михайловки преподают историю моего рода. Ученики читают стихи моего прадеда, который в свое время был более известным поэтом, чем Тютчев. Его убили в возрасте Пушкина – ему было 37 лет. Это было заказное убийство – прадед был известным либералом, предводителем дворянства в Ельце. Он пропагандировал идеи освобождения крестьян с землей, это не нравилось землевладельцам, которые придерживались других убеждений. Землевладельцы боялись, что его выберут третий раз предводителем дворянства и поэтому подослали наемного убийцу. Стаховичи всегда были очень либеральными деятелями, только одна моя тетя придерживалась консервативных убеждений. Ленин написал в своих сочинениях: если бы все были бы такие, как Стаховичи, мне вряд ли удалось бы сделать революцию в России. Вождь мирового пролетариата был хорошо знаком с братом моего деда, членом первой и второй Госдумы, последним генерал-губернатором Финляндии.
Он был очень умный человек и талантливый оратор. В 1901 году он написал в Орле речь о свободе совести, в которой рассказал о том, что каждый человек должен иметь свободу вероисповедания. Церковь запретила это сочинение и царь ему сделал выговор. Речь подпольным образом без его позволения попала в Германии, там была напечатана и произвела фурор» - делится Стахович воспоминаниями.

СТАХОВИЧ И РОСТРОПОВИЧ

Говоря о талантах знаменитых родственников, Михаил Михайлович старается упоминать о своих способностях, как о ничтожно малых и не заслуживающих внимания.
Это, впрочем, не мешало потомку древнего рода играть на виолончели с самим Ростроповичем.

«Я играл с Ростроповичем в Америке и Австрии. Мы были очень близки, это он научил меня играть на виолончели. Я помогал ему в Америке приобрести инструмент получше, потому как ему позволили из СССР вывезти плохой инструмент. Это был очень умный человек. За два месяца до его смерти он дал знать мне, что приедет на презентацию своей книги в Воронеж. Я не видел его пять-шесть лет, он оказался маленьким и бледным. Я был так впечатлен его внешним видом, что сказал ему необдуманно: Слава ! Ты так постарел ! А он на меня посмотрел и ничего не ответил. К тому моменту он уже был тяжело болен. Я понял свою ошибку, но уже не смог ее исправить. Потом меня пригласили в Австралию и я уехал туда, узнав там о его смерти…

ПАТРИАРХ РУССКОГО ТЕННИСА

89-летний аристократ находится в прекрасной форме. Перед интервью Стахович потратил почти четыре часа на работу по редактированию текстов своей книги. Долгое сидение у компьютера с корректором ничуть не утомило его, он бодр и сожалеет только о том, что уже поздно и не получится сегодня пробежаться.

«Мне всегда помогал спорт, особенно теннис. Когда мне было 26 лет, я получил седьмой номер в иерархии лучших теннисистов мира. Подавал со скоростью свыше 200 километров в час. Мой личный рекорд – 209 километров в час. Когда мне исполнилось 70, на чемпионате мира я занял второе место. В 49 лет я уехал в Америку, куда меня пригласили в качестве тренера. Еще одна причина, по которой меня позвали в США – лыжи. Я был профессиональным лыжником в Австрии – принимал участие в мировых университетских чемпионатах. Однажды я бежал эстафету, моя команда в итоге заняла 4 место, в личном зачете я занял второе место. В 84 года, переехав в Россию, выиграл районные соревнования в группе 60+. Каждый день я бегаю на лыжах около 5 километров. Правда, в последнее время решил больше не соревноваться – чувствую какое-то давление в сердце.
По-моему, я был единственной фигурой в Австрии, которая была заметна в пяти видах спорта сразу: теннис, лыжи, легкая атлетика – бег на средние дистанции: 800, 1000 и 1500 метров, верховая езда и сквош. В сквош, кстати, я выиграл первый международный турнир в Австрии. Против меня играл англичанин, которому было 26 лет. Мне на тот момент было в два раза больше.
К слову сказать, мне очень не нравится, когда упоминаются только мои спортивные заслуги. Я занимался музыкой, философией, писал стихи.
Думаю, если бы я родился сегодня, мне пришлось бы заниматься только теннисом.
А тогда, 60 лет назад, можно было быть сравнительно хорошим игроком и заниматься другими вещами. Если бы не было войны, учебы в университете, возможно, я играл бы еще лучше» - повествует Стахович.

Несколько лет назад в Санкт-Петербурге справляли юбилей лучшего дореволюционного русского игрока. Он играл на Олимпийских играх в 1912 году, его хорошо знали в Европе. Это был граф Сумароков-Эльстен, воспитанник дяди Стаховича – Александра, известного игрока в теннис. Он в качестве тренера ездил с юным Сумароковым в Париж, Бельгию, Англию и хранил ракетку графа, которую тот подарил ему, когда выиграл чемпионат России. Эту ракетку Михаил Михайлович передал теннисному клубу, который проводит турниры юниоров памяти Сумарокова. На торжественной церемонии ему вручили статуэтку Сумарокова с надписью на постаменте: «Михаилу Стаховичу, патриарху русского тенниса».

«Оказывается, русская теннисная федерация выяснила, что я первый русский теннисист, оказавшийся в десятке лучших и решила отметить мой вклад в мировой теннис….» - голос Стаховича срывается, на глаза патриарха набегает слеза…


Михаил Стахович: патриот или предатель?



ВОЗВРАЩЕНЕЦ

«Предатель», «полицай», «эсэсовец»… Такими злыми эпитетами награждают становлянцы вернувшегося на родину своих предков в село Пальна-Михайловку 84-х летнего Михаила Стаховича.


Стахович и Муна Шерейни


В Становлянском райне, где живет сегодня Михаил Стахович, многие подозревают его в том, что он вернулся на родину для того, чтобы вернуть семье Стаховичей, разбросанного по всему миру, их родовое имение в Пальне.
Михаил Михайлович, отпрыск знаменитой фамилии, стойко терпит злоязычие, несмотря на свой преклонный возраст. Его не видели обиженным или оправдывающимся. Лишь в разговоре с корреспондентом GOROD48.RU он задает вопрос, то ли себе, то ли автору этих строк: «Я - предатель? Почему меня так называют?»…

И вправду – почему? Михаил Михайлович разве виноват в том, что родился вдали от России и всю свою сознательную жизнь прожил за ее пределами? Его ли вина в том, что
он участвовал во Второй мировой войне солдатом вермахта, за что его теперь люто ненавидят нынешние земляки, особенно ветераны Великой Отечественной Войны и бывшие члены КПСС?

Как-то, будучи в Становлянском районе Липецкой области, в селе Успенское, мне рассказали одну историю о немцах оккупировавших район в 1941 году. Когда советская армия освобождала Становлянку, в Успенском, покидавшие деревню оккупанты, согнали всех местных жителей в сарай, облили керосином и подожгли. Успенцы сгорели бы заживо, но один из немцев отстал от своих и освободил селян…

Рядом с Успенским расположено село Чернолес. Здесь тоже были немцы, но село выстояло. Чернолес - некогда богатое, многолюдное село, еще совсем недавно, в советское время, одно из передовых в сельском хозяйстве. Сегодня Чернолес вымершее село, которое вот-вот исчезнет с карты области. В нем осталось несколько дворов, в которых живут несколько стариков. А сколько таких деревень по области, по всей России? Кто в этом виноват? Какие «предатели»? Может, в этом виноват русский дворянин Михаил Стахович?

ЗНАМЕНИТЫЙ РОД

Род Стаховичей, что не имя – история, от предков до потомков. Политики, драматурги, писатели, двое избирались депутатами дореволюционной Думы.
Началась династия с польского шляхтича Федора Стаховича объявившегося в Черниговской волости в XVII веке. Его сын Андрей проиграл выборы атамана самому Мазепе. Что там было, оранжевая ли революция, махинации ли с «голосами избирателей», но Петр I узнав об исходе выборов, сказал Андрею: «А гетманом следовало быть тебе»…

Вождь мирового пролетариата Ленин сказал однажды о Стаховичах: «При таких помещиках и революции не нужно». И тем не менее Великая Октябрьская грянула.
Отец Михаила, женатый на внучке князя Владимира Безобразова был дипломатом и работал в то время в дипмиссиях в Швеции, Швейцарии, Норвегии. В революционную Россию он не вернулся. К тому моменту Ленин уже называл всех Стаховичей – реакционерами, так что возвращаться было опасно.

Михаил Михайлович родился в 1921-м в итальянском Больцано. Первый год Михаил жил с семьей в Риме, в имении князя Владимира Волконского. Затем семья переехала в Австрию. - Нас туда позвал мой дядя – Пашков, у которого в Зальцбурге было имение, -рассказывает Михаил Стахович. - Неподалеку, в Берхтесгадене, в своем имении жил князь Урусов, у которого в гостях бывали Оскар Уайльд и Иоганн Брамс. Меня, старшего брата - Алексея и мою сестру-близнеца Наденьку воспитывала гувернантка, еще растившая моего отца и прожившая с нашей семьей 70 лет – Мария Ивановна Нёйбах. Мы звали ее – баба или няня. Она заботилась о нас как мать. Когда у нас совсем не было средств баба Маша нам шила одежду вручную из старых платьев, - вспоминает Михаил Стахович.

Михаил в доме Пашкова видел многих знаменитостей, например, Федора Шаляпина или Карла Густава Маннергейма. С бывшим генералом Российской царской армии, в другой раз Михаил Стахович встретится во время Второй мировой, будучи бойцом германского вермахта, когда Маннергейм уже был Президентом Финляндии.

ДОБРОВОЛЕЦ ВЕРМАХТА

В 1939 году Михаил Стахович окончил школу. Годом ранее, как известно, произошел «аншлюс» - аннексия Австрии Германией. Амбиции Германии ни для кого не являлись секретом, и перспектива молодых австрийских парней была одна – мобилизация в армию рейхсканцлера Германии Гитлера. Об этом хорошо были осведомлены и братья Стаховичи – Михаил и Алексей. Семь одноклассников Михаила записались в добровольцы вермахта и братья Стаховичи решили последовать их примеру. – Ни в коем случае мы не поддерживали гитлеровскую идеологию, - вспоминает Михаил Михайлович, - нами двигали другие интересы. Добровольцы имели преимущество выбирать – где им служить. Кроме того, это давало возможность избежать обязательной полугодичной службы в трудовом батальоне. Мы попросились в войска связи, так как мой брат Алексей увлекался электроникой.

В сентябре 1939 г. Германия напала на Польшу и началась вторая мировая. В ноябре 1939-го я стал солдатом-радистом. Вскоре командованию стало известно, что я увлекался лыжным спортом, и меня направили в Альпийский горный дивизион, где я прошел подготовку как радист - рассказывает Михаил Стахович.

В ПАРИЖ НА ВЕЛОСИПЕДЕ

В июне 1940 года Германия и Италия объявили войну Франции и, к концу месяца Франция капитулировала.
Радист Стахович и его часть из-за своей специфики «опаздывали» от основных гитлеровских частей примерно на две недели и вошли в Париж, когда он уже был оккупирован.

- Мы остановились в 40 километрах от Парижа, где и провели все лето 40-го года, - вспоминает Михаил Михайлович, - Однажды я отпросился у командования части в краткосрочный отпуск, чтобы навестить своих родственников Стаховичей живших в Париже. Молодой и наивный, я в немецкой форме отправился в путь на велосипеде. Ехал долго и еще часов шесть кружил в пригородах северной части Парижа, пока, наконец не нашел дом моего дяди Александра Стаховича. Когда дядя Саша меня увидел, чуть не упал в обморок. Он был шокирован тем, что я в форме гитлеровской армии спокойно разъезжал по столице Франции. В Париже уже начинали действовать бойцы Сопротивления и меня запросто могли убить.

Дядя Саша был настоящий русский патриот, но строгий и, даже деспотичный. Так он не пускал в дом друзей своих детей, если те не умели говорить по-русски. Отругав как следует, дядя Саша тогда переодел меня в гражданскую одежду и мы отправились в церковь Александра Невского на рю Дарю. Единственное, что выдавало во мне немецкого солдата – военные сапоги 46-го размера. Подходящей гражданской обуви в доме дядюшки не оказалось, и на службе в храме мне всю время приходилось прятать ноги от взглядов русских соотечественников…

«ЛИНИЯ» МАННЕРГЕЙМА

Тем же летом 40-го, Стаховича послали в Лейпциг, в отделение военных переводчиков, где он прошел соответствующую подготовку и после этого, специалистом по радиоперехвату Михаила Стаховича отправили в Финляндию, в которой еще помнили последнего царского губернатора, дядю Михаила Стаховича.

- Однажды, в г. Рованьеми, что на самой границе полярного круга, где стояла наша часть связи, до меня дошло известие, что в часть едет Карл Густав Маннергейм, - рассказывает Стахович, - Я обрадовался, ведь Маннергейм был другом нашей семьи, часто бывал в зальцбургском доме Пашкова и знал нас с братом еще детьми. Ранее, когда моя мама, узнав, что меня направляют в Финляндию, написала записку с именем Маннергейма и положила мне в карман. Мы встретились с Маннергеймом. Я его, конечно, не помнил, да и он видел меня маленьким. Мы с ним горячо обнялись и, беседуя, Маннергейм сказал мне, что мой дед по матери – Владимир Безобразов был лучшим его другом.

На следующий день после встречи с Карлом Маннергеймом, Стаховича перебросили в г. Саалла, где он своими глазами увидел плоды военного гения своего знакомца, ту самую линию «Маннергейма» - железобетонные и гранитно-земляные укрепления. За полгода до этого окончилась «финская кампания» и повсюду были окопы. В окопах Стахович находил военное имущество – каски, ящики из-под патронов и однажды нашел… книгу. Это было старое, еще дореволюционное издание последнего романа Льва Толстого «Воскресенье». В книге отсутствовали первые тридцать семь страниц.

Читать роман Толстого, старого друга семьи Стаховичей, ходившего в свое время из Ясной Поляны пешком в их Пальна-Михайловскую усадьбу, Михаил стал год спустя, в госпитале, куда попал после ранения. В то время когда Германия уже воевала с СССР.
Читал «Воскресенье» Стахович с помощью немецко-русского словаря, так как литературный русский он знал не достаточно хорошо. Незнакомые слова, Михаил записывал в тетрадку, и по его признанию, первые страницы читал целый день. Но к концу чтения, записи в тетрадке практически исчезли. Кроме того, в изучение литературного русского помогал отец. На каждое письмо Михаила, написанное отцу по-русски, Стахович - старший присылал ответ с правками и объяснял, как писать не следует.

ЛИНИЯ ФРОНТА - МУРМАНСКАЯ «ЖЕЛЕЗКА»

С началом войны с СССР, Стахович попал служить сначала в дальнюю, а затем в ближнюю разведку. Как он выражается – «прослушивал» Мурманскую железную дорогу. Часть стояла неподалеку от деревни Алакуртти, ныне – село Кандалакшинского района Мурманской области.

После объявления Советским Союзом войны Финляндии в 1939 г. финны сожгли Алакуртти и ближние хутора. Это делалось для того, чтобы советским войскам негде было остановиться на отдых и ночлег. Жители были эвакуированы в район финского города Салла. Когда советские войска без боя вошли в деревню, красноармейцев молчаливо встретили лишь обгоревшие печные трубы. 12 марта 1940 года был подписан мирный договор с Финляндией, в результате которого село Алакуртти перешло к СССР.
В задачу Михаила Стаховича входило пробираться к мурманской «железке» вдоль которой были проложены кабели связи и специальной аппаратурой прослушивать… землю, которая резонансом «передавала» зашифрованную и закодированную информацию идущую по кабелю. Михаил должен был «вылавливать» все услышанное, расшифровывать и переводить сведения с русского языка на немецкий. Вылазки делали немцы, среди которых был Стахович, по ночам, так как с лучами солнца «прослушка» становилась невозможной – шли помехи. Шифровке и дешифровке его учили еще в альпийской горной дивизии. Там же он изучал и легендарную шифровальную машину вермахта - «Энигма», код которой был взломан только в 2006 году. Но с ней Стаховичу работать так и не пришлось.
Хоть немецкие радиоразведчики и не участвовали в боях, Стахович был ранен четыре раза - его доставала наша артиллерия и минометный огонь.

РУССКАЯ ЛИТЕРАТУРА - СОВЕТСКИМ ВОЕННОПЛЕННЫМ

Раз в три месяца, Стаховича отпускали в увольнение, в тыл. Там, в пятнадцати километрах от «разведточки» базировалась основная рота Стаховича. Это расстояние Михаил пробегал на лыжах.

На кухне при части трудились русские военнопленные, они рубили дрова, топили печи, занимались уборкой. Пленные были в основном молодые ребята – 18-20 лет, и практически все из сельской местности, безграмотные. Читать умел только один, да и то – еле-еле. Михаил Стахович, не пренебрегая ни чем, подружился с этими ребятами и по вечерам ходил к ним в гости. Стахович стал для них первым учителем. Первым учебником для тех русских ребят стала все та же, найденная в окопах вблизи «линии Маннергейма» книга Толстого без тридцати семи страниц. Но позже появились трофейные – Гоголь, Тургенев и другие русские классики. Русские всегда ждали немецкого солдата Стаховича и учились с удовольствием.

Как рассказывает Стахович, командование не препятствовало ему общаться с русскими пленными. Лишь в самом начале, заметив, что он ходит к русским, капитан части учинил ему допрос. Но, выслушав цель – дал добро на ликвидацию безграмотности в рядах военнопленных. Потом, со Стаховича даже требовали отчет о ходе образовательного процесса с русскими. И несколько раз, видя его преподавательские способности, командование настаивало на том, чтобы Стахович ехал в Германию учиться в военной академии. Но Михаил Михайлович отказывался: - Я никогда не скрывал, что, во-первых я – русский, во-вторых – не милитарист. И особых проблем у меня не возникало, Гестапо мной ни разу не заинтересовалось, - вспоминает Стахович.

Михаил Стахович не любил Советскую власть, но и идей третьего рейха не разделял. По его признанию, в победе русского оружия он не сомневался. – В самом начале войны Германии с СССР, я неоднократно дискутировал с товарищами по поводу того, кто победит в этой войне. И даже заядлым нацистам, я не боялся говорить, что Гитлер не победит Россию, - говорит Стахович.

В 1944-м Стаховича отправился учиться в Лейпциг, чтобы стать унтер-офицером. В конце курса, каждый будущий лейтенант должен был готовить какую-нибудь общественно-политическую лекцию. Стахович взялся доказать, что Украина и Россия – один народ, и, что, собственно Россия берет свое начало как раз в Киевской Руси. В результате же промывки мозгов нацистами народу Германии, немцы считали, что русские и украинцы два совершенно разных народа не имеющих друг к другу никакого отношения. Стахович подготовил на эту тему двухчасовую лекцию, в ходе которой, опять же, не взирая на Гестапо, аргументировано и научно разбил в пух и прах этот немецкий стереотип. После лекции, офицеры из экзаменационной комиссии напомнили Стаховичу, что его доказательства не соответствуют официальной идеологии Германии, однако, дальше этого дело не пошло. Впрочем, на тот момент исход войны был ясен, немцам было уже не до идеологии и не до «бредовых» контр-идей Стаховича.

ПОСЛЕ ВОЙНЫ

Разгром третьего рейха унтер-офицер вермахта Стахович встретил в своей Австрии. Ему повезло, Зальцбург оказался на территории контролируемой англо-американскими войсками и благодаря этому он не оказался в сталинских лагерях. После войны, он женился на девушке из венгерского дворянского рода Шерейни - Муне, внучке последнего губернатора Моравии. Обеих объединяло то, что советская власть лишила их всего – родины, титулов и, соответственно, материальных благ. Родня Шерейни бежала из Моравии, когда туда вошли советские войска. И уже будучи в Зальцбурге, господа Шерейни стали нищими «благодаря» английской авиации. Все свое вывезенное имущество, включая фамильные драгоценности Шерейни складировали у знакомых в башне одного из Зальцбургских замков. От прямого попадания английской бомбы от всего нажитого веками имущества не осталось ничего. Как сегодня с улыбкой вспоминает Стахович – долго тогда над Зальбургом летали бриллианты рода Шерейни. Впрочем, с Муной Михаил Михайлович прожил шесть десятков лет.

Как бывший теннисист Стахович после войны профессионально занялся тренерской работой. В пятидесятых годах его пригласили преподавать теннис в США, где он прожил 20 лет. Там в Детройте, он перенес пятое в своей жизни ранение.
Однажды в его дом ворвался вооруженный человек и стал требовать… Стаховича. Когда появился Михаил Михайлович, человек выстрелил ему в живот. Окровавленный Стахович рухнул на пол, а стрелявший склонившись над ним, удивился: – ты, - говорит, - не тот Стахович, извини… И в самом деле, в телефонной книге Детройта, было несколько десятков Стаховичей.

ПАТРИОТИЗМ БЫВШЕГО СОЛДАТА ВЕРМАХТА

В райцентре Становое Липецкой области местные жители предупредили автора этих строк, что многие здесь относятся к переехавшему в родовое гнездо из Австрии Стаховичу весьма неоднозначно. Иные даже не скрывают своей враждебности. Михаил Михайлович, вот уже более полугода как ньюсмейкер номер один в этих местах, и в своих интервью, выступлениях, он ставит фашизм и коммунизм, Гитлера и Сталина в один ряд. За то его и невзлюбили многие не согласные с этим.
И сейчас, и раньше, русские соотечественники задают Стаховичу вопросы, связанные с прошлым, с войной.

- Я всегда говорил, что воевал не с русскими, не с Россией, а с коммунизмом, - говорит Михаил Стахович, - может это и наивно. Марксистские идеи можно понять. Но почему эти идеи внедряются во всем цивилизованном мире без крови, революций и потрясений? Почему Россия понесла такие жертвы ради этих идей? Всю жизнь искал ответы на эти вопросы, - сокрушается Стахович. – Я люблю Россию, я – патриот России. Я не за коммунистическую Россию. Я за ту Россию, в которой жили мои предки, за образованную, культурную. Наверное, я за это и воевал в рядах вермахта, не зная в тот момент какую участь готовил Гитлер моей исторической родине. Меня здесь упрекают, за участие в войне на стороне Германии… Упрек за что, за обстоятельства, которые сильнее нас? Меня упрекают за то, коммунистов не люблю… Неужели никто не понимал и не понимает, сколь мала разница между русским коммунизмом и германским фашизмом?
Впрочем, мучают эти вопросы не только Стаховича на склоне его лет, но и многих его нынешних соотечественников, которые не хотят понять пожилого дворянина.

НОВАЯ ЛЮБОВЬ БРАВОГО СТАХОВИЧА

Косо глядят в его сторону и по тому, что он, бодрый старик, женился на местной красотке вдвое моложе его. Земляки на всех углах обсуждают его женитьбу на 42-х летней директрисе Пальна-Михайловского Дома культуры Татьяне.

- Обращаюсь ко всем слагателям легенд: - Уважаемые, записывайте все сплетни на бумагу и передавайте мне, - говорит Михаил Михайлович Стахович, - Они дополнят наш, и без того бесценный семейный архив.

А говорят по поводу возвращения Михаила Стаховича всякое. Например, его приезд связывают с тем, что он собирается отсудить себе два имения Стаховичей в Пальна-Михайловском. Или, по крайней мере, добиться от главы района Виктора Герасимова того, чтобы ему построили дом в Становом взамен родовых поместий. Но это – цветики…

О браке с директором местного ДК судачат, что Татьяна «выскочила» за старика Стаховича потому, что тот миллионер и вообще… они по селу голые бегают.
Сам же Михаил Михайлович над таким противоречием смеется: - Если дама среднего возраста с дряхлым стариком по селу голышом бегают, то явно причина тут - не в миллионах старика. Правда? Да нет у меня миллионов никаких, я простой австрийский пенсионер, не накопивший какого либо капитала, но получающий пенсию в евро, что-то в районе трех тысяч…

Впрочем «голая» тема занимала народ всегда и в истории уже касалась Стаховичей. – До сих пор здесь, на становлянской земле жива легенда о том, что действительно гостивший в Пальна-Михайловском у моих предков Александр Сергеевич Пушкин и сестра моего деда Софья Александровна (ее все звали Зося) купались в речке Пальне голышом, - рассказывает Михаил Михайлович. – Весь подвох в том, что Пушкин погиб на дуэли в 1837 г. а Зося родилась 1849-м… - Когда Татьяна согласилась выйти за меня замуж, я предупреждал ее, что по этому поводу говорить будут много и всякое. Так что мы с самого начала были готовы к сплетням.
Copyright BVPalych © 2018 | Создать бесплатный сайт с uCoz